Николас Лисон / Nicholas Leeson (один из самых знаменитых финансовых мошенников в мире)

История краха Barings чрезвычайно поучительна, поскольку представляет собой не только “квинтэссенцию морали” современных финансовых рынков, но и наглядную картину того, к каким тяжелым последствиям может привести неэффективное управление финансовыми рисками, самоуверенность, страсть к риску, и жадность в трейдинге.

Николас Лисон





“Одна из самых важных задач в моей нынешней жизни, – говорит он, – это изменение образа мышления, попытки обнаружить позитивную сторону в происходящих событиях. Это не всегда легко. Иногда это очень трудно, но это можно сделать”.







Николас Лисон родился 25 февраля 1967 года в маленьком городке Уотфорд, расположенном северо-западнее Лондона, в небогатой рабочей семье. Его отец Уильям (William) был штукатуром и хотел, чтобы сын стал строительным инженером, несмотря на то, что преподаватели средней школы Parmiter’s School, где учился Ник, находили его математические способности весьма слабыми.

На выпускном экзамене по математике он провалился, после чего покинул школу, получив лишь ряд свидетельств. В 1982 году Лисон устроился клерком в королевский банк Coutts, после чего работал на незначительных должностях в других банках, включая Morgan Stanley. В июле 1989 года он был принят на работу в Barings Bank – старейший из банков Великобритании, основанный в 1762 году и пользовавшийся безупречной репутацией. К числу его клиентов принадлежала сама английская королева.

Ник Лисон быстро произвел благоприятное впечатление на руководство, и вскоре, попросив о переводе в Юго-Восточную Азию, отправился в Гонконг. Там ему поручили решение особых проблем, связанных с учетом банковских операций, во главе группы из четырех сотрудников. Успехи Ника Лисона в Джакарте, где он в течение 10 месяцев разобрался с горой проблем в бэк-офисе тамошнего филиала, были оценены по достоинству. В 1992 году он был назначен в сингапурский филиал Baring Securities на вновь созданную должность управляющего по операциям с деривативами на Сингапурской международной валютной бирже (Singapore International Monetary Exchange, SIMEX). В этом качестве он не должен был заниматься трейдингом, однако, сдав соответствующий экзамен, стал сам вести торги на SIMEX во главе небольшой команды трейдеров. Помимо этого, он возглавил бэк-офис сингапурского филиала. Таким образом, руководство Barings с самого начала совершило фатальную ошибку, позволив Нику Лисону совмещать должности главного трейдера и руководителя бэк-офиса, которые должны разделяться, так как бэк-офис осуществляет учет и независимые проверки результатов торговых операций.

Ник Лисон и его команда обладали полномочиями на ведение двух типов операций: транзакций с фьючерсами и опционами по поручению клиентов или других подразделений Barings, а также арбитража на разнице в ценах между фьючерсами на ведущий японский индекс Nikkei 225, торгуемыми на SIMEX и бирже в японском городе Осака. В теории арбитражные операции считаются безрисковыми, на практике это не так, однако по сравнению с другими стратегиями им присущ низкий уровень риска. Возможно, именно это способствовало тому, что топ-менеджеры банка не были слишком встревожены конфликтом интересов, имеющим место при вышеописанном совмещении должностей. Благодаря чутью Ника Лисона, позволявшему ему правильно прогнозировать будущее направление Nikkei, Barings вскоре стал получать из сингапурского филиала многомиллионные прибыли. По итогам 1993 года он заработал более 10 млн. фунтов стерлингов, что составило примерно 10% от совокупной годовой прибыли банка. Лондонские боссы Лисона ликовали, видя, как в банк рекой текут барыши, и полностью доверились “чудо-трейдеру”.

Руководство Barings считало осуществляемые Лисоном операции безопасными, тем более что сам он утверждал, что выполнял приказы клиентов и вносил обеспечение на маржинальные счета по их поручению. Компания не знала, что он практически с самого начала своей деятельности в качестве трейдера вел неавторизованные торги и, что самое неприятное, эти торги слишком часто были убыточными. Ник Лисон использовал специальный “счет ошибок” (Error Account) под номером 88888 (число, считающееся очень счастливым в китайской нумерологии), на котором скрывал свои потери. Как впоследствии утверждал Лисон, первоначально этот счет был открыт для того, чтобы скрыть ошибку, совершенную неопытным членом его команды и приведшую к убыткам в размере 20 тыс. фунтов стерлингов. Однако затем Лисон стал использовать счет 88888 для сокрытия своих собственных потерь, которые росли как снежный ком.

Уже к концу 1992 потери, скрываемые на “счастливом” счете, превышали 2 млн. фунтов стерлингов, а к декабрю 1994 года эта цифра составила 208 млн. фунтов стерлингов. Ник Лисон запрашивал и получал от банка дополнительные средства для продолжения торгов. Пытаясь выкрутиться из становящейся безнадежной ситуации, он все более и более запутывался. Его основная ставка была сделана на то, что индекс Nikkei не упадет ниже 19000 пунктов. В тот момент подобное решение казалось разумным, поскольку японская экономика как раз переживала процесс восстановления после 30-месячной рецессии. Но неожиданно все пошло прахом.

16 января 1995 года Ник Лисон совершил сделку, которая стала началом конца как для него самого, так и для всего банка Barings. Он продал стрэддл (одновременная продажа опционов “пут” и “колл” с одинаковыми ценами и сроками исполнения с целью получения прибыли в условиях “бокового” тренда), рассчитывая, что японский рынок до начала следующего рабочего дня не претерпит серьезных изменений. Однако 17 января 1995 года в 5:46 утра землетрясение силой в 7,2 балла по шкале Рихтера разрушило значительную часть японского города Кобэ и унесло жизни примерно 6,5 тысяч его жителей. Это было самое мощное землетрясение, произошедшее в Японии с 1923 года. В результате ранее слабо колебавшийся индекс Nikkei в течение недели провалился на 7%. Потери Лисона только в день землетрясения составили более 55 млн. фунтов стерлингов, а общий размер потерь “зашкалил” за 400 млн. фунтов стерлингов.

Николас ЛисонПытаясь предотвратить крах, он совершал все более и более опрометчивые и рискованные сделки, не принимая никаких мер предосторожности, чтобы защитить свой родной банк от огромного риска, которому тот подвергался. И когда начальство Лисона, встревоженное поступавшими от него запросами на получение дополнительных средств, в феврале 1995 года провело выборочный аудит, вскрылись убытки, достигающие астрономической суммы в 827 млн. фунтов стерлингов (примерно $1,4 млрд. в соответствии с тогдашними курсами валют), что практически вдвое превышало имевшийся у банка собственный капитал. Сотрудникам, проводившим аудит, оставалось только уведомить высшее руководство Barings о том, что банк фактически разорен.

За два дня до своего 28-летия Лисон исчез из Сингапура, оставив на своем рабочем столе наскоро нацарапанную записку, где говорилось лишь “Простите” (“I’m Sorry”).

Вначале он отправился с женой в Малайзию, где отметил свой день рождения на одном из фешенебельных курортов острова Борнео. О разразившемся скандале он узнавал из средств массовой информации. Из Малайзии супруги через Бруней отправились во Франкфурт-на-Майне. В это время фотографии Лисона уже красовались на первых полосах всех газет, и он разыскивался международной полицией с большим усердием, чем любой другой преступник в мире. Когда он зарегистрировался в аэропорту под собственным именем, прикрыв лицо бейсбольной кепкой, власти Германии были немедленно предупреждены. Не успели Ник Лисон и его жена сойти с трапа самолета, как их приветствовали представители полиции.

Новость об аресте трейдера-афериста вызвала подъем на мировых фьючерсных рынках. Однако 233-летнему банку Barings, опоре и оплоту британского финансового истеблишмента, уже ничто не могло помочь. Инвесторы, включая ее величество королеву, потеряли свои вложения, около 1200 сотрудников – свои рабочие места. Сам банк был куплен голландским финансово-страховым гигантом ING, принявшем на себя его обязательства, за символическую сумму в 1 фунт стерлингов и перестал существовать как отдельная компания.

Ник Лисон признал себя виновным в том, что фальсифицировал документы и вводил в заблуждение как банк, так и биржу SIMEX.

После ареста в Германии он в течение нескольких месяцев прилагал все усилия к тому, чтобы избежать экстрадиции в Сингапур, но это ему не удалось. В декабре 1995 года сингапурский суд приговорил его к шести с половиной годам лишения свободы с конфискацией имущества в пользу кредиторов обанкротившегося банка. Ник Лисон был признан виновным по двум пунктам: ввод в заблуждение аудиторов банка и обман биржи SIMEX. Наказание оказалось не столь суровым, как можно было ожидать, поскольку суд решил, что обвиняемый действовал неумышленно. Сам трейдер утверждал, что никогда не использовал неавторизованные торги для собственной выгоды, хотя адвокаты банка обнаружили примерно $35 млн. на различных счетах, имевших отношение к Лисону.

Затем у Лисона обнаружили рак и из молодого прожигателя жизни, Лисон превратился в почти что собственную тень и был отправлен в больницу в Нью-Чанджи. После операции врачи сказали Лисону, что его шансы прожить еще пять лет составляют 60%, но утверждали, что химиотерапия может увеличить эту цифру еще на 10%. Летом 1999 года измученный, но живой Лисон был выпущен на свободу за хорошее поведение и смог вернуться в Великобританию.

Из того что с ним произошло Ник Лисон сумел извлечь пользу, опубликовав свою книгу в газете “Mail”и получив приличную сумму. Затем сюжет книги был превращен в сценарий одноименного фильма (в русском переводе “Аферист”). В 2001 году Лисон поступил в университет Миддлсекса, где получил степень по психологии. В настоящее время он посвящает большую часть времени проведению в компаниях бесед на темы, связанные с управлением рисками, а также выступлениям на различных конференциях и официальных обедах.

Наверное, мало кто в Великобритании и Ирландии так востребован в качестве докладчика. Откровенный рассказ Лисона о его уникальном жизненном опыте интригует слушателей, возбуждая в них любопытство, серьезный интерес, а подчас и искреннее сочувствие. Ведь гибель банка Barings и роль, сыгранная в ней Лисоном, остаются одной из самых захватывающих драм в современной финансовой истории. Кроме того, он все еще торгует финансовыми инструментами, но теперь только за свой собственный счет.

В июне 2005 года в свет вышла вторая книга Ника Лисона под названием “Назад от края пропасти: борьба со стрессом” (“Back from Brink: Coping with Stress”). Он показал, как душевное и физическое здоровье было подорвано мощным и продолжительным стрессом, соотносившимся с взаимоотношениями в семье, долгами, борьбе за успех и статус и сопротивлении тяжелой болезни.

Ник Лисон стал в банке восходящей звездой, но амбиции завели его слишком далеко, и вместо славы финансового гения ему досталась лишь мировая известность крупного, но очень невезучего мошенника. “К сожалению, до самого дня своей смерти я буду всегда известен как жуликоватый трейдер, – сказал о себе однажды Ник Лисон. – Это титул, от которого мне никуда не деться; я никогда не сумею этого изменить. Я примирился и просто живу с этим”.


"Обсудить "Статью о Николасе Лисоне" на нашем форуме трейдеров форекс"